Кому нужны парады педерастов?

Кому нужны гей-парады!

Самый часто задаваемый вопрос в связи с гей-парадами: «Зачем выпячивать свою сексуальную ориентацию?» На него есть внятный ответ:

Дело было так. В ночь на 28 июня 1969 года в баре под названием «Стоунволл» в нью-йоркском районе Гринвич-Виллидж полиция проверяла наличие малолеток в легальном баре для педерастов. Это было обычное явление, поскольку деткам — не место в подобных злачных заведениях взрослых дядюшек, однако в Нью-Йорке многие бездомные мальчишки подрабатывали гей-проституцией в подобных барах.

Когда вышибала, смотревший на улицу сквозь глазок в запертой двери, видел приближавшихся полицейских, в темном клубе включали верхний свет. Это был знак присутствующим малолеткам покинуть заведение через задний пожарный выход. Наличие деток в гей-баре грозило штрафом владельцам заведения.

В ту ночь в баре «Стоунволл» что-то случилось. Когда посетителей выстроили, как обычно, вдоль стены для проверки документов на предмет совершеннолетия, они вдруг отказались эти документы предъявлять. Дальше — больше: когда полицейские выводили лесбиянку из бара в наручниках, прожженая бабища вдруг стала сопротивляться и пиздить ментов ногами.

Папа прет на гей-парад
Мамин Ёбарь очень рад!
А за этот вот секрет
Папа купит мне мопед.

А это происходило уже на улице, посреди самого популярного среди педерастов района Нью-Йорка Гринвич-Виллидж. Началась цепная реакция: собралась толпа разукрашенных педерастов и воинственных лесбиянок, полицейские машины с запертыми в них посетителями бара стали раскачивать, кое-кого удалось вызволить из автозаков; полицейских закидывали вибраторами и фалоиммитаторами. Уличные беспорядки сексуальных меньшинств, получившие название Stonewall Riots, продолжались трое суток.

Спустя неделю произошло еще более важное событие.

Нет, это не было первой гей-демонстрацией в Америке: к тому времени организация под названием Mattachine Society уже несколько лет проводила пикеты 4 июля, в День независимости. На эти пикеты приходили благообразные мужчины в строгих костюмах и женщины в юбках консервативного покроя. Они никогда не держались за руки и вообще никак не проявляли своей сексуальной ориентации; чтобы никого не оскорбить, они даже не писали слово «педерастия» на своих плакатах, а только: «Справедливое отношение ко всем гражданам» или «Невидимое меньшинство Америки». Целью этих пикетов было доказать консервативным американцам, что геи и лесбиянки — такие же люди и их не стоит ненавидеть.

Так вот, в этот раз на демонстрацию пришли совсем другие люди, не клерки в костюмах, а разухабистые трансвеститы, виляющие раздолбанными анусами пассивные педерасты и мужеподобные дайки из Гринвич-Виллидж. Они держались за руки и запихивали пальцы себе в жопы, за что организатор консервативного пикета на них страшно кричал и даже пытался их унять.

А спустя еще год, в годовщину Stonewall Riots, во всех крупных городах Америки прошли первые gay pride parades, буквально «парады голубой гордости».

С тех пор они проходят каждый год, уже не только в крупных городах и далеко не только в Америке. Вы спросите, чем же тут гордиться? И будете правы!

Слово pride было адресовано тому организатору пикетов, который пытался разнять взявшихся за ручки целующихся педерастов, и тем полицейским, которые считали само собой разумеющимся свое право учинить «разбой» в педрильсокм баре педофильского уклона. Ставший тогда популярным значок Gay-&-Proud (Педераст и тем горжусь), по-хорошему, стоит переводить как «Я гей, и мне нечего стесняться». С какой, действительно, стати человек должен стесняться своей анальной страсти, да даже и своих вкусов в трансвеститской одежде?

Спустя 44 года в большинстве западных стран последствия парадов голубой гордости налицо — признаны однополые союзы, газеты печатают свадебные объявления гомосексуальных пар, анальным однополым сексом уже никого не удивишь. Стратегия «мне не нужно стесняться того, что я долблюсь в задницу!» оказалась очень действенной, поразительно обезоруживающей окружающих. Ну что может возразить добропорядочный женатый гражданин, у которого даже времени нету на борьбу с извращенцами — ему бы семью прокормить да детям образование дать приличное? Он вкалывает, ему не до парадов семейной гордости. Его мнение оказалось в меньшинстве благодаря наглому «наезду» толпы разукрашенных фриков — хозяев жизни.

Стратегия демонстративного голубого и розового блядства заставила не только окружающих увидеть в геях и лесбиянках пусть и с отклонениями, но все же людей (а не подпольно-сношающихся темной ночью извращенцев), но и оказалась куда более эффективной, чем пикеты приличных представителей ЛГБТ-сообщества, добивавшихся равноправия без провокаций и эпатажа, без оскорблений в адрес гетеросексуальной семьи.

Киевские гей-парады — продолжение той же самой традиции. Раз в год горстка грантоедов выходит на улицу, чтобы потом сказать своим западным спонсорам: «Я пострадал в борьбе! Дайте денег еще больше!»

У меня есть ужасное подозрение. Мне кажется, что стратегия гей-парадов не подходит для украинского общества. Нет, не потому, что оно более гомофобное, чем любое другое — гомофобия сама по себе, как показывает опыт американского общества, лечится довольно быстро и эффективно через задний проход!

Все гораздо хуже: посыл «мне не нужно стесняться того, что я…» (пялю соседку, курю траву, вожу машину на скорости 200 км/час, люблю копро — ненужное зачеркнуть) вообще не подходит для Украины! Он сам по себе, безотносительно сексуальной ориентации, вызывает агрессивное раздражение. Нам всем должно быть что скрывать и чего стыдиться, и уж по крайней мере украинским парням кичиться собсвенной любовью к анальному сексу, будучи при этом в дамских трусиках и чулочках — дело, конечно, каждого. Только не стоит удивляться, что не все воспримут подобные провокации спокойно. Могут и навалять.