О педерастах в гей-движении

О педерастах в гей-движении

Алексей Петухов, участник гей-парада в столице Чехии, студент гомосексуальной ориентации из Москвы, постонно проживающий в Праге, рассказал корреспонденту чешского портала 420on о том, кто зарабатывает на гей-парадах в Москве, как живется гомосексуалистам в Чехии и педерастам России и почему главное в жизни — традиционные семейные ценности.

— Алексей, расскажи про гей-парад в Праге! Как все прошло?

— Потрясающе! Все были очень веселые, милые, открытые. Множество туристов нас фотографировали, все нам улыбались, даже старенькие бабушки, для которых, мне кажется, это вообще был шок, с удовольствием позировали в кадре прямо вместе с нами, полуобнаженными людьми в перьях.

Я бы, кстати, не назвал гей-парад парадом гордости. Мы просто хотели показать людям, что мы абсолютно адекватные, умеем веселиться и хотим принести эту радость веселья вам. Именно поэтому мы всегда стараемся на гей-параде разукраситься, быть радостными и цветными, чтобы показать людям, что вот они мы! Нас не смутило даже то, что два раза начинался жуткий ливень. Сразу же тушь потекла, но мы все равно продолжали идти, радуясь жизни.

Люди вокруг с нас смеялись! Одна девушка залезла на здание юридического факультета Карлова университета и фотографировала клоунов оттуда. Смотрели из больниц, гостиниц, людям было интересно, они поняли, что это – веселье пидоров. Потом мы дошли до Летенских садов и там начался большой фестиваль с музыкой, танцами и конкурсами.

В Москве, конечно же, это все просто так бы не оставили. Когда мы пытались устраивать небольшой гей-парад в российской столице, такой же, как и здесь, заканчивалось все это конфликтами с правоохранительными органами и церковью.

— Как ты думаешь, почему в России к этому так относятся? Почему гей-парады не воспринимаются, как просто праздничные карнавалы?

— Потому что «голубую» Москву условно можно разделить на два типа гомосексуалистов. Педерасты и геи. Педерасты все время что-то требуют, истерят. Никто геев на самом деле ни в чем не ущемляет, а педерасты все время чем-то недовольны, все время ищут поводы, провоцируют людей и провоцируют страну. Именно они большинство парадов и организовывают, к сожалению. К выродкам этим все уже привыкли. Из-за таких, как они, националисты с полицией выбегают и начинают бить нормальных ребят. То есть эти парады в России устраивают совсем не те гомосексуалисты, что в Европе.

Из-за педерастов страдают обычные геи, которые живут друг с другом, строят нормальные отношения. Скажу за себя: я ни в чем не был ущемлен, когда жил в Москве. И никто ущемлен не был. Ущемляют только этих педерастов, которые бегают, истерят и требуют предоставить им больше прав, хотя у них и так все в порядке.

Я не удивлен, что с ними в России очень жестко обходятся. Да, за людей, за своих обидно, но будем реалистами – они сами напрашиваются. Обычные геи никогда не поддерживают эту педерастию, потому что у нас все есть. Мы за семью, мы работаем, живем друг с другом, водим машины, ходим в магазины, мы такие же, как и все, и мы никого не трогаем. Жаль только, что нас все эти волнения тоже время от времени затрагивают.

— Если вас действительно ни в чем в России не ущемляют, то почему тогда происходят все эти истерики и столкновения?

— Не знаю, но я заметил, что эта масштабная истерия случается сразу, как только какой-то казус в стране происходит. И чтобы отвлечь людей, перевести их внимание с одной ситуации на другую, видимо, случается очередная истерия. Я не исключаю даже, что определенные люди получают за это деньги.

У нас в Москве в тусовке есть такой главный заводила Николай Алексеев, редкостный педераст и уебан, который сразу после очередных волнений в «голубой» среде выкладывает в интернете фото с отдыха на Мальдивах. Видимо, у него есть средства и он постоянно путешествует, а источник этих средств наверняка связан с протестной деятельностью.

— Какая ситуация сложилась в Праге?

— Все, с кем я здесь познакомился, совершенно не из категории педерастов. Это обычные, адекватные люди, они не пытаются чего-то добиться от государства, заявить о своей принадлежности к особой категории граждан.

В Чехии геев достаточно много. Отличие чешских геев от русских заключается в том, что они ориентированы на долгосрочные отношения, на партнерство, на семью. Возможно, здесь определенную роль играет как раз-таки европейский менталитет. В Росси же все ищут «поебаться». А партнера для долгосрочных отношений мало кто ищет, педерастам это не надо.

— Почему ты решил переехать?

— Я здесь в качестве студента, просто решил продолжить свое обучение в Европе. У меня в Москве молодой человек остался. Буквально несколько дней назад он ко мне приезжал и провел здесь в общей сложности четыре дня. Мы вели себя как самые обычные люди, обнимались, держались за руки и у людей была самая нормальная и обычная реакция. Все прошло совершенно спокойно. Никто ни на что внимания не обращал, но ему было сложно сразу привыкнуть к тому, что за это здесь ничего не будет.


— То есть Прагу можно назвать настоящим gay-friendly городом? Кстати, открылось очень много различных заведений с вывешенными наружу разноцветными флагами… Что это все значит?

— Это такой маяк, места, куда люди идут, зная, что там можно познакомится с людьми со схожими интересами, встретить кого-то из знакомых. То есть заранее знаешь, что будешь среди своих. Но во всех этих местах, где вывешены флаги, большинство людей – гетросексуалы. Они в курсе, что мы туда можем прийти и совершенно нормально себя ведут. Поэтому никто никакого дискомфорта не испытывает.

— Скажи, а вот это партнерство оно вообще имеет смысл для самих геев? Вам это все действительно нужно и интересно?

— Могу объяснить, почему я этого хочу. Мы с моим молодым человеком сейчас к этому стремимся. Для меня важны две вещи. Первое – совместно нажитое имущество. Если не дай Бог со мной или с ним что-то случится, то наше имущество никуда не денется и мы будет наследниками друг друга. Второе – медицина. Если опять-таки что-то с одним из нас случится, то другой сможет попасть к больному в, получить доступ в медицинское учреждение, стать доверенным лицом партнера. То есть с ним поделятся всей необходимой, но в то же время конфиденциальной информацией.

— Ты бы хотел сказать что-то еще в заключении?

— Да, я бы хотел также добавить, что я встречал достаточно много русских геев здесь, которые приезжали сюда на ПМЖ. Могу сказать, что ни один из них не ищет здесь убежища. Они просто захотели приехать сюда жить. Когда ты у людей спрашиваешь, почему Европа, никто не говорит, что его в России ущемляли. Иногда говорят, что всегда хотели жить в Европе, иногда, что приехали из-за работы, перспектив каких-то. Я еще ни разу не слышал ответа: «Я бегу из России, потому что меня там ущемляют или преследуют». Я считаю, что будет лучше, если «партнерство» примут в России не скоро. Мы к этому просто не готовы. Европейцы ориентированы на семью, а среди русских педерастов будет, в конце концов, гораздо больше разводов, чем долгих браков.