Транссексуал Валентин Ингульский в туалетном экстазе

Транссексуал Валентин Ингульский

Меня зовут меня Валентин Ингульский, мне 39 лет и живу я в Киеве и работаю экономистом-анальитиком в кремлевском еженедельнике 2000. Это реальная история, которая случилась со мной года три назад в счастливые годы царствования Виктора Федоровича, коего я по сей день обожаю и на портрет которого мастурбирую по пять раз на день. Одно из моих увлечений — переодевание в женскую одежду. Потому для Вас я — просто Валя.

В моем гардеробе несколько платьев, с десяток кружевных трусиков и но самое любимое сетчатый черный комбинезон с разрезом спереди и сзади! Все мои мужчины в восторге от него, особенно когда я перед ними позирую в позе раком!

Так вот, однажды выступая на телеканале Интер, я познакомилась с единомышленником — достойным мужчиной Николаем Вторым (так он представился). Мы обменялись поцелуями: в туалете канала он показал мне своего русского богатыря — и как же мне захотелось почувствовать этот налитый кровью жилистый орган в своем анусе.

В свою очередь я показала ему на смартфоне мои фоточки в женском образе, где я в белых чулочках, на спине, с широко раздвинутыми ножками — трахала свою попку огромным фаллоимитатором в форме древка от священного красного знамени (да, я шалунья-коммунистка, весёлая вафлистка).

От моих смартфонных фоток в женском Николай Второй сильно возбудился:

— Любишь сосать? — спросил Николай.
— О да… обожаю… еще люблю когда кончают мне на губки
— Я хочу тебя… давай в рот бери, экономистка-вафлеглотчица?
— Сейчас?
— А ты разве против?
— Да нет, давай. Только ж в образ войду…
— Давай быстренько…

Я так возбудилась, что готова была отдаться первому встречному поклоннику «русского мира». Белые чулочки уже были при мне, я всегда их ношу в собственном чемоданчике. Как истинной поклоннице традиционных православных ценностей они мне часто помогают решить половой вопрос — ведь содомия тяжкий грех! А так я просто преображаюсь в женщину, чтобы не грешить! Закрывшись в кабинке интеровского сортира, я надела красные стринги, ктороые тоже всегда при мне. Подкрасив на очке глазки, губы — я извлекла из чемоданчика и натянула красное обтягивающее мини-платье, с разрезом в виде сердечка на спине! Парик блондинки, белые босоножки и была к подвигам.

Желание выглядеть ярче, сыграло со мной злую шутку — потому что в белых чулочках и красном платье, я выглядела как шлюшка, шокируя мужчин телеканала «Интер». Не то чтоб я сильно хотела походить на кислощейную шалаву, но так получилось.

Мужички-телевизионщики пялились на меня в мужском туалете, но я не в состоянии была осмысливать их взгляды — пребывая в возбужденном состоянии, только от того, как ниточка моих алых стрингов щекотала мой горячий анус. Уверенной походкой я подошла к оторопевшему Николаю Второму, моему желанному монархисту. Схватив его за набухшее междуножье, я увлекла его в свободную кабинку сортира!

Я повернулась к «императору» спиной, выпятив и подставив навстречу его волосатым ручонками свою разгоряченную попку, приподняла платье. Николай отодвинул полоску моих стрингов — и начал массировать двумя пальчиками мой изнывавший в истоме анус…

— М-м… — стонала я от наслаждения.

— Ах какая попочка! — прошептал «царь», продолжая трахать меня уже тремя пальцами.

Моя рука потянулась к его паху. И одним движением я расстегнула ширинку, выпустив на волю разгоряченного жеребца. Головка его члена блестела от возбуждения. Мне очень хотелось обхватить его губками, что я и сделала. В одно мгновение его толстенький член исчез в моем ротике. Я так жадно это сделала, что Николай Второй аж ахнул:

— Вижу, давно не сосала. Изголодалась вся по хую, бежняжка!
— Угу, я ж русская патриотка. Сосу только русским царям!

Я с наслаждением насаживалась ртом на его член поглаживая губами его стебель. Я действительно последний раз месяц назад делала минет, потому отрывалась по полной: лизала, теребила язычком головку императорского члена — игралась по полной:

— Вижу тебе нравится брать в ротик. Боже как хорошо. Отсоси поглубже, — стонал Николай Второй от наслаждения.

И я на всю глубину насадила свой ротик, а пальчиками поглаживала его величественную мошонку.

Через минуту я почувствовала, как его ягодицы завибрировали, от приближающегося оргазма и мне в рот полетела струя сладострастного семени. Потом второй, третий толчок. Я не успевала глотать его семя. Видно, что и у царя-самозванца тоже давно не было секса. Незаглоченая сперма текла по моим губкам, я пыталась остановить ее — но за один раз все его озеро проглотить было невозможно.

Поистершись, я молча вышла из кабины сортира, оставив там распаренного от минета императора — и направилась к выходу, по пути слизывая языком с губ остатки спермы. К счастью, великого экономиста во мне так никто и не признал.